Приветнинское

Поселок и пристанционный поселок, название которого часто пишется в форме: Приветненское, Приветнино. До 1948 года: Ино или Инокюля, деревня волости Уусикиркко. Сведения от ИКО «Карелия»:. До 1939 г. деревня Ino входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Инонкюля, которую в русском варианте лучше называть просто Ино, имеет богатую событиями историю. Но наиболее значимый период ее относится к 1909 году, когда на побережье Финского залива начали строить одну из самых мощных российских береговых батарей — форт Николаевский или форт Ино. Однако, обратимся к истокам. Поместье Ино в XVII веке принадлежало шведскому подданному Олави Розенштерну, которому в 1656 г. была пожалована льгота от повинностей (сетерейная льгота). В состав вотчины Розенштерна входила тогда огромная по площади территория, начинавшаяся от деревни Райвола [ныне Рощино] и ограничивавшаяся дер. Яппиля [ныне Вишневка]. Вотчине принадлежало 111 крестьянских имений. Сейчас трудно сказать, где точно находилась усадьба Розенштерна, но предположительно она стояла на высокой горке в центре деревни. Известно, что в 1685 году дом Розенштерна состоял из большого зала, двух горниц, передней, кухни и пекарни. Длина здания составляла около 26 метров. Другое здание поместья представляло собой избу для гостей с двумя горницами. Согласно преданию в этой избе стояла такая огромная печь, что в ней могли испечь одновременно 20 больших хлебов и семь человек разместились бы в ней для игры в карты, но при этом выполнять оба эти дела одновременно там бы не стоило. Во дворе находились два амбара, конюшня на 10 лошадей, гранитный коровник на 30 голов скота и гранитный погреб. Но далеко не всегда в краях этих было все благополучно. Известно что во второй половине XVII века здесь свирепствовал страшный голод, унесший в могилу 150 человек. После Северной войны жители деревни Ино оказались подданными русской короны. Влияние России проявилось особенно сильно в конце XIX века, когда в Ино появились особняки петербуржцев. В пик «дачного периода» в Ино насчитывалось 68 вилл, принадлежавших русским владельцам, среди которых были: Президент Психо-неврологического Института статский советник Владимир Михайлович Бехтерев, профессор растениеводства Александр Дмитриевич Воейков, потомственный дворянин инженер Казимир Михайлович Соколовский, вдова коллежского асессора Анна Энгельгардт, Мария Дехтеринская, доктор Алексей Михайлович Могилянский, Борис Лебедев и Валентина Шапирова, Анна Иванова, Любовь Ивановна Бахметева (Сперанская), доктор Александр Могилянский, тайный советник Виктор Пашутин, коллежская советница Харентина Страхова, Рудольф Ваш. Среди прочих дач особенно выделялось имение коллежского советника Виктора Боброва. Он имел 4 участка, на которых стояло три зимних дачных здания. Семья проживала преимущественно в Петербурге, но частенько приезжала в Ино на отдых. У супружеской четы было два сына и три дочери. Примерно в 1910 г. Бобров построил рядом с имением двуглавую бревенчатую церковь. В тот же год скончалась его жена и вдовец похоронил ее в фамильном склепе, устроенном под полом храма. Там, в цинковом гробу, покоилось забальзамированное тело умершей. Когда началась русская революция, семья Боброва находилась в столице, откуда никто уже никогда не вернулся в Финляндию. Только его сын Сергей, служивший тогда на Дальневосточном флоте, появился в Ино со своей женой Маней около 1924 г. Война 1939 года заставила их отправиться в эвакуацию, а затем они эмигрировали в США. Церковь разобрали во время освоения местности первыми советскими переселенцами. По другим сведениям, она сгорела в результате боев за Ино в августе 1941 г. Вернувшиеся в деревню жители обнаружили бальзамированное тело госпожи Бобровой выброшенным из исчезнувшего саркофага и изрядно поеденным лесными животными. Позднее крестьяне перенесли и захоронили бренные останки на русском кладбище в Мариоках. В связи с русским периодом истории деревни следует особо отметить то время, когда на западном плече мыса Инонниеми по высочайшему императорскому указу началось сооружение знаменитого форта Ино, именовавшегося тогда фортом «Николаевским». До этого было много споров между русскими и финскими государственными деятелями о возможности возведения такого укрепления на финляндском берегу. Финны сопротивлялись осуществлению этой идеи, считая, что царь нарушил свою монаршую присягу в отношении уважения прав, гарантированных конституцией Финляндии. Но Николай II решил по-своему. Форт должен был стать последним звеном в цепи береговых и островных укреплений, закрывающих проход в судоходные фарватеры Финского залива. Летом 1909 года в Ино прибыла группа русских военных топографов и инженеров для выбора наиболее подходящего месторасположения батарей. Той же осенью приступили к строительству. Гигантская стройка полностью изменила прежнюю тихую жизнь деревни. В Ино стекался поток как русских, так и финских рабочих. Уровень жизни местного населения достиг небывалых высот — все, что имелось у крестьян, раскупалось с неимоверной быстротой и шло на стройку. Лес, камни, гравий, песок стали самым ходовым товаром. У всех была работа, за которую платили приличное жалованье. В каждом доме сдавались все комнаты и углы приезжим рабочим. Работы по строительству форта длились около 10 лет, но полностью так и не были завершены. И все же к началу Первой мировой войны основной комплекс сооружений был уже готов. Общая стоимость работ почти вдвое превысила запланированную и составила огромную по тем временам сумму — 13 млн золотых рублей. Растянувшийся более чем на два километра в ширину форт включал в себя две 12-ти дюймовые, две 10-ти дюймовые и две 6-ти дюймовые батареи, между которыми были проложены железнодорожные пути. Дальнобойные орудия стояли на открытых площадках в специальных углублениях с поворотными платформами, обеспечивавшими круговой обстрел местности. По периметру форт был окружен рвами и валом, за которым тянулась мощная железобетонная стена с тремя огромными равелинами. Внутри и снаружи стены находилось полтора десятка более мелких бункеров различного назначения. От железнодорожной станции Ино к форту шла ветка, по которой к складам доставлялись крупнокалиберные снаряды. Собственно и сама железная дорога от Терийоки до Койвисто была построена с целью обеспечения боеприпасами береговых батарей и переброски воинских контингентов в западном направлении. Полустанок, следующий за Ино, вначале даже носил русское название «Равелин», а вскоре стал называться Тайкина, как и ближайшая одноименная деревня. Трудно объяснить происхождение названия «Тайкина», которое в переводе на русский язык обозначает «тесто», но родилось оно задолго до появления форта Ино. Сам топоним Ино тоже пока не поддается расшифровке. Оснащенный по последнему слову тогдашней военной техники форт «Николаевский» так и не успел выполнить ни одной боевой задачи. Когда началась гражданская война в Финляндии, гарнизон крепости оставался безучастным к происходившим событиям. Но вскоре фактическое командование фортом взяли проникшие туда революционно настроенные моряки и сестрорецкие красногвардейцы. В середине весны стало ясно, что красное движение в Финляндии обречено. Белый поход на Выборг начался 20.4.1918. тремя группами: Вилкама, Сихво и Аусфельда. К началу мая форт был взят в кольцо окружения финскими повстанцами и немецкими отрядами. По условиям Брестского договора с немцами все береговые батареи, в том числе и форт Ино должны были быть разрушены. В связи с этим большевики отдали приказ осажденным оставить позиции и взорвать укрепления. 14 мая 1918 г. взрывы огромной силы сотрясли землю, но уничтожить полностью девятилетний труд тысяч людей с первого раза все же не удалось. В июле 1919 года из уцелевшего 12-ти дюймового орудия было произведено 3 выстрела по Кронштадтскому штабу. После заключения Тартуского мира 1920 года пришлось снова взрывать уцелевшие блокгаузы и капониры. Искореженные взрывами орудия финны в течение нескольких лет вывозили из развалин на переплавку. Восстановлению форт Ино уже не подлежал. После подавления кронштадтского восстания на территории разрушенного форта разместился лагерь беженцев, где проходили карантин 4000 человек. В их числе был и председатель кронштадтского революционного комитета Петриченко. Последний раз руины форта Ино подверглись массированному обстрелу Кронштадтской артиллерии и кораблей КБФ утром 2 декабря 1939 г., хотя ни вооружения, ни гарнизона среди развороченных железобетонных глыб уже давно не было. Так закончилась история этого грандиозного сооружения. Возвращаясь к истории коренного населения деревни укажем, что жители ее издавна занимались главным образом рыболовством, земледелием и животноводством. Местные почвы не отличались высокой плодородностью и требовали постоянного ухода. Так, согласно состоянию на 1935 г. из 4 135 га сельхозугодий 35 га занимали глинисто-песчаные почвы, 3 700 га — песчаные и 400 га — илисто-торфяные. Крестьянские поля были небольшими, на них выращивали рожь, овес и ячмень, но урожая обычно хватало лишь на потребности своей семьи. Только картофель рос хорошо, давая обильные урожаи, поэтому под него отводили большие площади. В 1930-е годы картофель продавали на технические нужды. Домашний скот был в каждом хозяйстве. Но поскольку в деревне не имелось своего маслозавода, то молочная торговля не получила здесь значительного развития и все молокопродукты шли на нужды самих жителей. До закрытия границы, которая проходила всего в трех километрах от береговой черты, основной доход жители Ино получали от рыболовства. В деревне было много семейных рыболовецких артелей круглый год промышлявших в водах Финского залива. После 1920 года лучшие места лова остались за пределами финской акватории. Рыболовство пошло на убыль. Только самые отчаянные рыбаки отваживались уходить далеко от берега. Нередко случались и несчастья. Во время зимней бури 2 января 1935 г. ледяными глыбами затерло ялик с восемью рыбаками из Ино. Вернуться на берег им было уже не суждено... Подвергать себя опасности выходить в непогоду многим приходилось еще и по той причине, что в это время риск попасть в руки советских пограничников был минимальным. Пребывание же на советской стороне не всегда обходилось без последствий. Летом и осенью крестьянки занимались сбором ягод и грибов. К северу от Ино было много болот, где росла морошка и клюква. Бруснику и чернику собирали ведрами и отправляли на заготовительные пункты для продажи. Торговля ягодами приносила дополнительные доходы семьям. Торговая кооперация Ино, основанная в 1910 г., была представлена в конце 1930-х годов большим кооперативным магазином у станции и его филиалом в центре деревни. Промышленности в деревне не было, если не считать мельницу, драночную мастерскую и кузницу. Деревня Ино являлась самой большой деревней волости Уусикиркко. В 1934 г. в ней насчитывалось 288 земельных владений, а число жителей составляло 950 человек. Наиболее распространены в деревне Ино были следующие фамилии: Вестеринен, Рокка, Уутту, Ранки, Сиркия, Итку, Суси. Деревня состояла из 23 частей, имевших свои названия. Все эти части объединялись в три группы: Ховинпяа или Усадьба, Кескикюля или Средняя деревня, Кюлянпяа или Окраина. По школьным округам деревня также делилась на три части: Лаутаранта, Марттила и Тайкина. В местечке Марттила первая школа деревни Ино была основана в 1901 г., затем в 1922 году появилась школа в деревеньке Лаутаранта, а школа селения Тайкина приняла учеников в 1926 г. Организация шюцкора, основанная в Ино в 1918 г., состояла из 70 членов. Шюцкоровскому округу Ино подчинялись отделения, расположенные в 18 деревнях побережья Финского залива. В середине 1930-х годов округ получил кирпичное здание бывшего депо станции Ино. После ремонта оно стало лучшим зданием на всей территории округа. На первом этаже размещался церемониальный зал с паркетным полом, просторное фойе, ресторан, сцена и отопительный центр. На втором этаже были большие учебные комнаты, комната для гостей, зал собраний с балконом, склад и комната вахтера. В здании проводили занятия и члены женской организации Лотта Свярд. Перед началом войны в Ино было более 250 зданий. Первый раз деревня горела в начале декабря 1939 г., второй раз — в августе 1941. В общей сложности в ней тогда погибло полностью 88 домов. В оставшихся 144 строениях и разместились возвратившиеся в деревню прежние ее жители. В них жили они лишь до лета 1944 года. 15 июня советские войска вновь заняли деревню Ино. В 1945 г. в опустевшую деревню Ино было предписано переселить 20 семей из Кировской и Калининской областей. В деревне Ино был воссоздан колхоз «Красный пограничник», который после укрупнения, проведенного в середине 1950-х годов, стал отделением животноводческого совхоза «Поляны». 16 января 1948 г. сессия Инокюльского сельсовета приняла решение переименовать Ино в деревню «Приморье». При этом прибрежная часть Ино (мыс. Инониеми) получила наименование «Заливная». Другая часть Ино, местечко Сипеля, получила наименование «Рыбацкое». Западная окраина деревни Ино — местечко Тайкина, оказавшееся наполовину в подчинении колхоза «Красный пограничник», а наполовину — в ведении подсобного хозяйства завода «Севкабель», претерпело целую чехарду в переменах названий. Колхозники назвали селение «дер. Песочная», а рабочие — «дер. Первомайская». Возникшее недоразумение без проблем разрешили ответственные партийные работники. С их легкой руки бывшая деревня Тайкина немедленно превратилась в Яковлево, как объяснялось, — «в память погибшего бойца Яковлева Н., похороненного на территории Инокюльского сельсовета Райволовского района». Но комиссию по переименованию чем-то не устроила такое положение дел и название Яковлево вскоре перекочевало в бывший станционный поселок Мустамяки. Тайкина до поры до времени оставалась Первомайским, пока за ней не закрепилось название «Приветнинский карьер». Форт Ино тогда же был переименован в «Морской», станция получила наименование «Приморская». Вслед за тем историческое название форту и станции было позволено сохранить. В документах это обосновывалось тем, что «форт Ино — старейший русский оборонный объект». Но не прошло и полугода, как вступил в силу административный вердикт, согласно которому поселок Ино получил наименование «дер. Приветнинская», а вместе с ним и станция немедленно поменяла свое название. В законную силу наименование «Приветнинское» вступило с 1 октября 1948 г. Кабинетной перетасовке тогда же подверглись и другие названия, так что до сегодняшнего дня бывшая платформа Тайкина именуется «пл. 72 км», а мыс Инониеми — «Песочное». Само название «Песочное» первоначально относившееся к деревне Тайкина, имело причиной своего возникновения промышленную разработку близ этого местечка карьера, впоследствии получившего название Приветнинского, из которого ленинградские метростроевцы добывали песок и гравий. До середины 1980-х годов поселок Приветненское находился на режиме закрытой территории. Въезд в него осуществлялся только по пропускам. Это было связано не только с тем, что в нем размещались различные воинские части и погранзастава, но, в большей степени потому, что в районе бывшего форта Ино в первые послевоенные десятилетия существовал испытательный полигон высокой степени секретности. По рассказам старожилов, обслуживавших этот комплекс подземных сооружений, в нем проводились опыты по выявлению влияния жесткого радиоактивного излучения на животных. Впоследствии полигон ликвидировали, но доступ на его территорию был по-прежнему закрыт. Территория самого бывшего форта Ино теперь занята воинской частью и ЦНИИ Минобороны России.